Аня Десницкая (aniuto4ka) wrote,
Аня Десницкая
aniuto4ka

Categories:

прабабушкины воспоминания - 5 часть

первая часть, вторая часть, третья часть, четвертая часть


В это время Кузьмин улетел в Москву и оставил руководить экспедицией некоего Рюмина, дурака и перестраховщика. Он издал приказ - как только придут баржи с лесом всем, независимо от пола, выйти на разгрузку. Баржи ждали с часу на час. Гидрологи вели у нас астрономические наблюдения - определяли точные координаты точки м. Каменного, иначе не к чему было типографам привязываться. Однажды, когда уже начинало смеркаться, вызвездило (?), и я с одним гидрографом - Яшей Добкиным, единственным, кстати, евреем кроме меня в экспедиции, пошли в тундру - надо было повесить красный фонарь на репер (?), чтобы можно было привязываться. Идем мы по тундре, занимаемся астрономией, он машет фонарем - а он дядя длинный. Повесли фонарик, еще погуляли - благо комары не кусали, приходим в поселок, а там переполох. Этот Р. увидел в тундре огонек, решил, что это баржи, приказал всему поселку выйти на берег, сам мечется, смотрит в бинокль! Когда все выяснилось - что он нас принял за баржу - смеху было много. Но наконец лес пришел, и я вместе с мужичками всю ночь грузила доски. Мужички гнали меня - при мне им неудобно было разговаривать на общероссийском диалекте, но я заупрямилась, вожжа попала - ах, Р. сказал - грузить всем - "принципиально" не уйду!
Были и забавные эпизоды. У нас был сухой закон, спирт - только по выписке, но когда прилетал самолет, у летчиков всегда находилось "горючее", и радисты были в этом отношении привилегированное сословие. Я уже писала, что около нашего дома было озеро, а через него перекинут мостик - несколько досок с перильцами. Вот прилетел самолет - смотрим, четыре гидролога, самых страдающих от сухого закона, бегут по мостику на рацию. Ночью я выхожу - картина - эти же гидрологи храбро идут по пояс в воде, держась за мостки. И такое бывало.
Однажды открывается полог палатки - и входят два ненца - тогда мы их впервые увидели - большие, сероглазые, скуластые, в малицах (?) и <неразборчиво> торбозах. Надо было отправить группу геологов в глубь Ямала, на факторию, и наняли несколько оленьих упряжек - олени с нартами бегут как по снегу, так и по траве. Тогда мы впервые увидели и ненцев, и олешек. Ненцы с любопытством оглядели палатку, нас, потом подошли к тумбочкам, и начали перебирать то то, что было на них. Вдруг один ненец увидел флакон духов, вытащил какой-то кусочек полого моржового клыка с крышкой и начал что-то показывать - на духи и на этот предмет. Наконец Верочка догадалась - у нее дедушка нюхал табак - это была табакерка, и он просил налить туда духов. Когда его поняли, исполнили его просьбу, он был несказанно рад.
Потом они часто приезжали - с семьями, с детьми. У нас шел товарообмен - они нам оленину, осетров, мы им - табак, сахар.
Очень они любили "золотые" пуговицы от кителей - женщины вплетали их в косы. Вообще они нас удивляли необычностью быта и привычек.
Вот сидит женщина, на руках у нее малыш года полтора-два. Она курит трубку - у них курят все - затягивается и сует трубку малышу - учит его курить. Для грудников у них были мешки из оленьих шкур мехом внутрь. Набивали мешок ягелем (сухой мох, лучший корм для оленей), и засовывают туда младенца. Время от времени малыша вынимают, обтирают этим же мхом, все вытряхивают, набивают свежим ягелем, весь цикл повторяется.
Tags: воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments